Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:47 

День 16.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Любимый женский персонаж.

Я люблю Муми-маму. Как недосягаемый женский идеал. Ещё — Бу-бу Танненбаум (Гласс), которой почти нет в "Саге о Глассах" — только в коротком рассказе "В лодке". А особенно и очень давно — Елену Турбину из булгаковской "Белой гвардии".

@темы: книги, 30 days book challenge

18:53 

С удивлением.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Моя Полинка пишет фанфик-кроссовер по вселенным Доктора и Часодеев. У него нет какого-то общего плана, пишется он свободно, и сама Полина не знает, чем там всё закончится. Я читаю и поражаюсь. В первую очередь тому, как она в этом фанфике растёт, как то, что начиналось в порядке стёба и лёгкого бреда, превращается в историю. Как из канонического персонажа рождается самостоятельный. Она, конечно, нарушает многие законы фанфикшен, частью потому что их не знает, частью от того, что упивается вдохновением и ощущением себя как бога. Она ещё маленькая, пусть. Мне же чертовски нравятся некоторые её моменты, как, например, вот этот, сегодняшний:

"Я закрываю глаза и попадаю в то место, куда многие стремятся долгие годы, целую жизнь… а я просто закрываю глаза. Люди живут — влюбляются, создают семьи, ссорятся и расстаются навеки, но всегда стремятся в одно место… Место, где тебя ждут, место, где тебе рады. Жизнь делает зигзаги. Каждый день люди умирают и рождаются, каждый обычный день разбиваются вазы и сердца, каждый день люди смеются и плачут, уходят и приходят, а ты возвращаешься туда, где тебя любят… Я закрываю глаза и попадаю… домой".

@темы: Полинка, на память

11:56 

День 15.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Любимый мужской персонаж.

Я тут начала писать обо всех, кого люблю, обнаружила огромное количество текста из перечислений героев и названий книг и решила не заморачиваться. Потому что больше всех тех, кто мог бы здесь быть, я всё равно люблю Эндера Виггина. И Эндера-ребёнка из "Игры", и Эндера-взрослого из "Голоса тех, кого нет". А раз вопрос не о любимых детских, а о любимых мужских персонажах, то это Эндер времён "Голоса". Тоска о немыслимом в подлунном мире человеческом идеале.

Миро сам позвал этого человека, хотел, чтобы он Говорил... Как он мог знать, что вместо милосердного священника гуманистической религии придет первый Голос, с его острым умом и слишком совершенным пониманием сути? Откуда ему было знать, что под маской сочувствия прячется <...> самый страшный преступник в истории человечества, уже превративший в насмешку жизнь и труд самого Миро? Это его голос слышал Миро. Только и осталось в жизни надежного — вечно звучащий голос. Миро хотел возненавидеть его, но не мог, потому что знал (он не обманывал себя), что Эндер на самом деле разрушитель, но разрушал он иллюзии. А иллюзии нужно уничтожать. "Правда о нас. Каким-то образом этот древний человек отыскал правду, и не ослеп, и не сошел с ума. Я должен слушать этот голос, я должен взять его силу, чтобы получить возможность видеть свет и не умереть". (Голос тех, кого нет)

@темы: книги, 30 days book challenge

12:18 

День 14.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Неудачно экранизированная книга.

Моя любимая "Игра Эндера". Хотя, если честно, фильм Гэвина Худа я раз пять точно уже смотрела и наверняка буду смотреть ещё время от времени. Потому что как иллюстрация к роману он очень даже неплох, с визуальной стороны меня в нём всё устраивает, и даже больше. Я обожаю его финальную тишину на фоне которой горит планета жукеров, и лица ребят, узнавших, что они натворили. Мне нравятся "земные" сцены с Эндером и Валентиной и эпизоды в боевой комнате, да и вообще много чего нравится. К тому же я очень люблю Эйсу и на самом деле не вижу Эндера другим (и если думаю об Эндере шестилетнем, то это опять же Эйса в том самом нежном возрасте).

Однако, как бы хорошо всё ни было с технической точки зрения, фильм Худа тем не менее абсолютно лишён изначальной внутренней глубины романа. Он упрощён и поверхностен, самые острые углы сглажены, самые болезненные моменты приглушены. И в этом его главная неудача. Своего рода идейный провал.


@темы: книги, 30 days book challenge

23:03 

Четвёртая баллада. Дмитрий Быков

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Андрею Давыдову

В Москве взрывают наземный транспорт — такси, троллейбусы, все подряд.
В метро ОМОН проверяет паспорт у всех, кто черен и бородат,
И это длится седьмые сутки. В глазах у мэра стоит тоска.
При виде каждой забытой сумки водитель требует взрывника.
О том, кто принял вину за взрывы, не знают точно, но много врут.
Непостижимы его мотивы, непредсказуем его маршрут,
Как гнев Господень. И потому-то Москву колотит такая дрожь.
Уже давно бы взыграла смута, но против промысла не попрешь.

И чуть затлеет рассветный отблеск на синих окнах к шести утра,
Юнец, нарочно ушедший в отпуск, встает с постели. Ему пора.
Не обинуясь и не колеблясь, но свято веря в свою судьбу,
Он резво прыгает в тот троллейбус, который движется на Трубу
И дальше кружится по бульварам («Россия» — Пушкин — Арбат — пруды) —
Зане юнец обладает даром спасать попутчиков от беды.
Плевать, что вера его наивна. Неважно, как там его зовут.
Он любит счастливо и взаимно, и потому его не взорвут.
Его не тронет волна возмездий, хоть выбор жертвы необъясним.
Он это знает и ездит, ездит, храня любого, кто рядом с ним.

И вот он едет.

Он едет мимо пятнистых скверов, где визг играющих малышей
Ласкает уши пенсионеров и греет благостных алкашей,
Он едет мимо лотков, киосков, собак, собачников, стариков,
Смешно целующихся подростков, смешно серьезных выпускников,
Он едет мимо родных идиллий, где цел дворовый жилой уют,
Вдоль тех бульваров, где мы бродили, не допуская, что нас убьют,—
И как бы там ни трудился Хронос, дробя асфальт и грызя гранит,
Глядишь, еще и теперь не тронут: чужая молодость охранит.

…Едва рассвет окровавит стекла и город высветится опять,
Во двор выходит старик, не столько уставший жить, как уставший ждать.
Боец-изменник, солдат-предатель, навлекший некогда гнев Творца,
Он ждет прощения, но Создатель не шлет за ним своего гонца.
За ним не явится никакая из караулящих нас смертей.
Он суше выветренного камня и древней рукописи желтей.
Он смотрит тупо и безучастно на вечно длящуюся игру,
Но то, что мучит его всечасно, впервые будет служить добру.

И вот он едет.

Он едет мимо крикливых торгов и нищих драк за бесплатный суп,
Он едет мимо больниц и моргов, гниющих свалок, торчащих труб,
Вдоль улиц, прячущих хищный норов в угоду юному лопуху,
Он едет мимо сплошных заборов с колючей проволокой вверху,
Он едет мимо голодных сборищ, берущих всякого в оборот,
Где каждый выкрик равно позорящ для тех, кто слушает и орет,
Где, притворяясь чернорабочим, вниманья требует наглый смерд,
Он едет мимо всего того, чем согласно брезгуют жизнь и смерть;
Как ангел ада, он едет адом — аид, спускающийся в Аид,—
Храня от гибели всех, кто рядом (хоть каждый верит, что сам хранит).

Вот так и я, примостившись между юнцом и старцем, в июне, в шесть,
Таю отчаянную надежду на то, что все это так и есть:
Пока я им сочиняю роли, не рухнет небо, не ахнет взрыв,
И мир, послушный творящей воле, не канет в бездну, пока я жив.
Ни грохот взрыва, ни вой сирены не грянут разом, Москву глуша,
Покуда я бормочу катрены о двух личинах твоих, душа.

И вот я еду.


Прослушать или скачать Быков Дмитрий Четвёртая баллада бесплатно на Простоплеер

Я читаю ЭТО весь день. Шёпотом и вслух, и по телефону Полинке...

@темы: люди хотят поэзии

16:36 

День 13.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Мой любимый писатель.

Здесь может быть много имён, потому что писателей, без чьих книг я не представляю свой мир и себя в мире, не один, и не два, и не три — их больше. Поэтому, не вдаваясь в пространные перечисления, назову двоих — Достоевский и Цветаева. Думаю, с ними всё понятно.


@темы: книги, 30 days book challenge

22:24 

День 12.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, которую я одновременно люблю и ненавижу.

Мир есть твоя колыбель и твоя ловушка. (Чак Паланик)

Я уже говорила, что книгу, которую ненавижу, ещё не прочитала. Однако есть такие авторы, как Уэлш например, которых читать — всё равно что расчёсывать любимую болячку: и нельзя, и больно, и себе же хуже, но вот вцепляешься в неё ногтями — и не остановиться никак. Фиг с ним, с Уэлшем, я его не люблю. А вот без Паланика свою читательскую жизнь не представляю. Когда-то, лет в 17 наверное, он вывернул меня наизнанку своим "БК", потом добил "Невидимками". Последних я люблю той мучительной любовью, какой любишь, наверное, свой горький жизненный опыт, вроде как да, со мной это было, и до чего же тяжело, и как больно, но вот прошло и я молодец, потому что пережила и живу дальше. "Невидимки" прекрасны: всё, что мы в Паланике ценим, выросло из них, всё, за что мы его ненавидим, — тоже. И... я никогда не перестану их перечитывать и никогда от них не отрекусь.

То, что я читала позже, в более спокойном возрасте, уже не оказывало того душераздирающего эффекта, как первые два романа, однако коробило и выворачивало тоже будь здоров, и тоже было круто. Особенно "Призраки". Наверное, самая провокационная из всех паланиковских провокаций. Самая отвратительная, самая жестокая и самая изящная литературная мистификация. Когда-то я с удовольствием заражала её вирусом своих любимых подруг, больше так не делаю, слава богу.



Отзыв на "Невидимок" на Лайвлиб.

@темы: книги, 30 days book challenge

23:23 

День 11.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, которую я ненавижу.

Возможно, когда-нибудь я начну читать книгу, которую возненавижу лютой ненавистью. Думаю, что я её не дочитаю. Но чтобы не оставлять день пустым, расскажу о книжке, которую категорически не люблю. Как ни странно, это вполне себе безобидная "Коралина" Нила Геймана, по ней даже мульт сделали, но я, само собой, не смотрела. Потому что мне хватило знакомства с первоисточником. А всё дело в том, что безобидная-то "Коралина" безобидная, да не совсем. Правда. Ничего более жуткого мне не попадалось, вспомню и дёргаться начинаю. В общем, "Коралина", действительно, особенная для меня книга — я её купила, залпом прочитала... и выбросила. Никогда так не делала, так что Нил, дорогой, прости. Это был почти бессознательный порыв. Отторжение на всех уровнях.


@темы: 30 days book challenge, книги

23:17 

День 10.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, напоминающая о доме.

Домой меня возвращает Крапивин. Потому что это моё детство, костры на берегу, горячая земля под ногами, крупные звёзды над головой, руки в царапинках, ноги в комариных укусах, раздавленная черника в карманах, книжки в рюкзаке... и мои мальчишки — рядом. На самом деле сложно это "о доме"... но если Дом — это место и время, где тебе хорошо и где мама, то да — когда-то она читала мне "Голубятню" вслух.


@темы: книги, 30 days book challenge

13:44 

День 9.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, которая мне понравилась, несмотря на все ожидания.

Если о совсем неожиданном, то это будет роман Инны Живетьевой "Вейн". Я читала его в рамках одной из лайвлибовских игр и, когда начинала, была уверена, что получу лёгкое подростковое фэнтези на один раз, прочитаю — и забуду в общем. Может, так оно и есть на самом деле, потому что никаких особенных, отличающихся новизной идей в книге нет — тот же Великий Кристалл, или моя любимая Тёмная Башня, в основе авторской задумки. Но при этом книжка оказалась потрясающе живой и трогательной. И слог у Живетьевой удивительный — ёмкий, метафоричный, красочный. А в центре повествования почти крапивинские мальчики, такие родные, такие знакомые... (Инна и сама признавалась как-то, что Крапивин в её творчестве сыграл определяющую роль). В общем, очень хорошая книжка о героизме, мужестве, отваге и подвиге, о любви и дружбе, настолько хорошая, что я почти сразу же купила, благо на "Лабиринте" была.



Обложка, впрочем, у книги дурацкая, потому что никаких светящихся мечей там не было. А вот ножи, винтовки и автоматы были — потому что война.

Отзыв на Лайвлиб.

@темы: книги, 30 days book challenge

11:13 

День 8.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Самая переоценённая книга.

Ничего не могу с собой поделать, но не понимаю, не понимаю, не понимаю...


@темы: 30 days book challenge, книги

20:26 

День 7.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, которая заставляет меня смеяться.

Не так уж и много весёлых книг я, оказывается, читала. Но с первой книгой Лабиринтов Ехо в руках смеялась от души. И смех этот был абсолютно здоровым, что немаловажно:vo:


@темы: книги, 30 days book challenge

16:50 

День 6.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, которая заставляет меня грустить.

Из не так давно открытых авторов особенно хорошо у меня получается грустить с книгами Лены Элтанг. И "Побег куманики" для меня в первую очередь — очень печальная история, а потом уже всё остальное.

Лучшие люди, Мо, те, что выдуманы нами...





Не совсем отзыв на Лайвлиб.

@темы: книги, 30 days book challenge

21:41 

Завтра я всегда бывала львом. Арнхильд Лаувенг

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Несмотря на летнюю теплынь, на мне был розовый хлопчатобумажный джемпер и голубые джинсы. Пастельные тона. Совсем неброские. Я вошла в гостиную, где сидела мама, и сказала, что я готова, я отправляюсь в лес. «Видишь, я надела красное платье?» - сказала я маме. Мама этого не увидела. Она видела на мне розовый джемпер и голубые джинсы. «Да нет же! - сказала я, усаживаясь на подоконник. - Вот я надела красное платье, теперь я готова, а скоро они за мной придут и заберут с собой >. Мама, конечно, перепугалась, она позвонила моему психотерапевту, и та пришла к нам домой. Ее приход меня порадовал, но я не почувствовала никакого желания поговорить. «С этим покончено, - сказала я ей. - Спасибо за помощь, но я теперь ухожу в лес. Скоро за мной придут. И за мной пришли. Вскоре явилась полиция и врачи, и увезли меня в закрытое отделение. Правда, они немножко опоздали. Я уже скрылась в лесу. Я очутилась в густой чащобе, и потребовалось много лет, прежде чем я смогла из нее выбраться. (с)

Неважно, если ты поблуждал, отклонившись от правильной дороги, главное — прийти, куда нужно, и чтобы хватило духу пройти весь путь до конца. (с)

Мне было страшно. Возможно, потому, что я видела, как это бывает, со стороны, а здесь оказалась как бы внутри болезни, возможно, от того, что сама боюсь чего-то подобного. В любом случае заговорить об этой книге я долго не решалась. Но флешмоб обязывает, поэтому немного и как можно более отстранённо.

В книге "Завтра я всегда бывала львом" Арнхильд Лаувенг рассказывает свою собственную историю преодоления психического заболевания, которое официально считается неизлечимым. Арнхильд заболела шизофренией в 17 лет и последующие десять провела в психиатрических лечебницах, пытаясь найти путь к себе и собрать в единое целое расколовшийся на куски мир. Естественно, не без помощи специалистов и близких людей, само собой — не сразу, но постепенно у неё получилось. Ей действительно хватило духу пройти весь путь до конца, выбраться из липкой паутины безумия и даже исполнить заветную мечту — самой стать практикующим психологом. Это поражает и восхищает одновременно. Потому что то, как старательно и подробно Арнхильд описывает собственные симптомы, как пристально рассматривает и анализирует их спустя годы, пугает до дрожи. Тем более что всё, о чём она говорит, не выдумка разыгравшегося писательского воображения, а правда от первой и до последней строчки. И те дни, месяцы и годы, которых она не может вспомнить, — а были и такие, — попросту выпадают из повествования.

Однако, несмотря на вынужденные разрывы в хронологии, Арнхильд поэтапно описывает свою болезнь, отталкиваясь от первых тревожных звоночков, прозвучавших в сознании девочки-подростка, до полного погружения в хаос голосов и галлюцинаций, утраты последних связей с реальным миром и медленного, сопровождающегося рецидивами выздоровления. При этом всем своим совершённым во время болезни поступкам Арнхильд даёт объяснение, снова и снова доказывая, что больные люди — тоже люди, и что их действия продиктованы не просто безумием, что в них скрывается некий посыл утраченному миру, может быть, даже попытка наладить с ним хоть какие-то отношения.

Я ела туалетную бумагу, салфетки, поролоновый матрас, свои носки, а позже принялась за обои. Я не думаю, что стекловолокно полезно для желудка, и знаю, что оно вредно, но оно заполняло пустоту, которая пожирала меня изнутри. Тогда я не понимала, зачем я это делаю, я не могла представить лечащему персоналу разумного и взвешенного обоснования своих поступков, сказав, например, что я сожалению о том, что обдираю и поедаю у вас обои, но у меня, мол, внутри такая пустота, я так многого лишилась, что хорошо бы нам вместе подумать о том, как придать моей жизни хоть какое-то содержание. (с)

И раз за разом повторяет, что для неё, чтобы выздороветь, в первую очередь была нужна надежда на то, что выздоровление возможно. При этом ей было важно, чтобы надежда была не только у неё самой, но и у тех, кто её окружает. Потому что с некоторыми вещами в одиночку не справиться.

Когда я была больна, мне предлагали только одну историю. Мне говорили, что я больна, что эта болезнь — врожденная, что она останется при мне на всю жизнь... Такая история мне не понравилась. Такая история не придавала мне ни мужества, ни сил, ни надежды, тогда как мне больше всего были нужны как раз мужество, сила и надежда.
<...>Для того, чтобы чувствовать себя хорошо, не обязательно нужно, чтобы исполнились все мечты. И всегда нужно, чтобы у тебя была надежда. (с)



Не знаю, до конца ли я верю в то, что Арнхильд действительно раз и навсегда победила болезнь, но когда читаю её историю, искренне ей этого желаю. И не перестаю восхищаться её силой, мужеством и способностью сохранять веру в себя, казалось бы, в абсолютно безнадёжном положении.

Иногда я с утра бываю усталая, но все равно я страшно благодарна за то, что у меня есть работа, на которую нужно идти. На работе я занята увлекательными задачами, вокруг меня приятные люди, у меня есть планы, мечты и дела, которыми я занимаюсь с удовольствием. У меня есть жизнь. И живется мне хорошо. (с)

Пусть так и будет.

@темы: книги, попытка осмысления

19:21 

День 5.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, которая делает меня счастливой.

Люди, которые мастерили теннисные туфли, откуда-то знают, чего хотят мальчишки и что им нужно. Они кладут в подметки чудо-траву, что делает дыханье легким, а под пятку — тугие пружины, а верх ткут из трав, отбеленных и обожженных солнцем в просторах степей. А где-то глубоко в мягком чреве туфель запрятаны тонкие, твердые мышцы оленя. Люди, которые мастерят эти туфли, верно, видели множество ветров, проносящихся в листве деревьев, и сотни рек, что устремляются в озера. И все это было в туфлях, и все это было — лето. <..>
МИР БЕЖИТ СЛИШКОМ БЫСТРО? ХОЧЕШЬ ЕГО ДОГНАТЬ? ХОЧЕШЬ ВСЕГДА БЫТЬ ПРОВОРНЕЙ ВСЕХ? ТОГДА ЗАВЕДИ СЕБЕ ВОЛШЕБНЫЕ ТУФЛИ! ТУФЛИ, ЛЕГКИЕ, КАК ПУХ!


На самом деле "Вино из одуванчиков" не такой уж и простой роман, каким кажется с первого взгляда. Добрым и светлым его назовёшь с натяжкой, но жизнеутверждающим — с уверенностью. "Вино из одуванчиков" — это гимн жизни во всём её разнообразии и противоречивости, с горем и радостью, победами и поражениями, великими приобретениями и невосполнимыми утратами, смехом и слезами... И да, когда я его перечитываю, я безусловно и несмотря ни на что — счастлива.



Отзыв на Лайвлиб.

@темы: книги, 30 days book challenge

23:01 

Накрыло

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Я сегодня отвратительно, больно и грязно поранилась о железный стеллаж, до крови естественно, рассадив плечо вдоль. Под рукой — ни пластыря, ни йода, да и я сама потом забыла об этом напрочь, так что даже после работы в своих наушниках, слушая Быкова о Гумилёве, не зарулила в аптеку, и вот только минут двадцать назад вспомнила, потому что болит — а что болит чёрт знает (ага, плечо болит, блин, да это ж днём ещё!). А вообще это я к чему всё? Просто мне вдруг сейчас подумалось — а на фига это всё вообще? Какие-то странные люди, которым от тебя всё время что-то надо (книжка с картинками по йоге, например, очень даже подходит, чтобы из-за неё напороться на острый железный угол), соседские вопли сверху о том, как "мама, ты меня достала!" и "что тебе ещё от меня надо?!", полуголые разгорячённые тела на улице и в автобусах, очереди перед кассой в магазинах, и это мне только сигареты нужны, которые теперь непонятно где и как курить, кроме своего балкона само собой, а на балконе, если открыть окно — шум сразу и в уши, какого чёрта, спрашивается, они ездят и ездят тут днём и ночью?
И — я просто закрыла глаза и представила, как открываю окно в обычном деревенском доме, и воздух, поздне-осенний уже, горьковатый, костровый, врывается в комнату... В общем, хочется забиться в какую-нибудь глухомань и варить варенье. Приступ социофобии во всей красе.

19:48 

День 4.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Любимая книга из любимой серии.

Ну, тут мне думать не пришлось. Без сомнения это — "Бесплодные земли". Не самая крупная в постраничном объёме, но, наверное, самая насыщенная в содержательном плане. В ней все смысловые узлы "ТБ", и мне даже кажется, что сама идея цикла "вырастает" не из "Стрелка" и даже не из "Извлечения троих", а именно отсюда: здесь начинается настоящий Срединный мир, складывается окончательный ка-тет Роланда, выстраиваются главные линии отношений между персонажами и прорисовывается мифологическая основа цикла. И Блейн Моно — тоже здесь. Люблю я этого психа с его "Пока, аллигатор, до свидания, крокодил, не забывай, пиши". Это же вообще тема — искусственный разум, свихнувшийся от одиночества и скуки...



Отзыв на Лайвлиб.

@темы: книги, 30 days book challenge

16:17 

Перечитывая "Дом, в котором...". О "мальчиках", Сфинксе и Рыжем как трикстере

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
размышляю о "мальчиках". На самом деле я их всех люблю по-своему: Табаки — с восхищением и восторгом, Лорда — с нежностью и до всхлипов, Стервятника — какой-то острой сочувствующей и тревожной любовью, Македонского — болезненно ("не трогайте мальчика, вообще не прикасайтесь!"), Волка — с гневом, доходящим до желания обнять и стукнуть одновременно, Лэри — с улыбкой, как любят смешных и наивных, Горбача — с грустью, как классическую музыку, не совсем понимая, Курильщика — как ребёнка, который только-только учится ходить, со страхом, что вот сейчас упадёт и расшибётся, Слепого... тут вообще гамма чувств, я его очень люблю, хотя ни обнять, ни стукнуть не хочется, наверное, так любишь кого-то, кто больше и глубже тебя в тысячи раз, немного отстранённой, холодной любовью, хотя иногда... иногда именно его хочется крепко-крепко держать за руку. Но больше всех, наверное, всё-таки Сфинкса и Рыжего.

Сначала — Сфинкса, потом — Рыжего.

Прекрасные арты взяты отсюда.

@темы: книги, персоносфера, попытка осмысления

12:47 

День 3.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Любимая книжная серия.

Опять сложно. Потому что ну "Гарри Поттер" же, "Сага об Элдерлингах", "Хроники Амбера", Патрик Ротфусс да и ещё много всего интересного. Поэтому пусть будет та, к которой в последнее время мысленно возвращаюсь чаще всего. Неровная, оставляющая после себя тонну вопросов и острое ощущение нехватки ещё пары-тройки промежуточных романов, тех что между первым и последним. В общем, "Тёмная Башня" Стивена Кинга.


@темы: книги, 30 days book challenge

13:23 

День 2.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Книга, которую я перечитывала более трёх раз.

Очень сложный вопрос, потому что таких книг много. Поэтому пусть будет "Рони..." Астрид Линдгрен, которая перечитывается каждый год с приходом зимы. И если уж говорить о ней, наверное, это была первая история, над которой я по-настоящему плакала в далёком-далёком детстве...


@темы: книги, 30 days book challenge

Шкатулка впечатлений

главная