Истории должны рассказываться, а иначе они умирают.
И когда они умирают, мы не можем вспомнить, кто мы такие и зачем мы здесь.

(Сью Монк Кид)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:34 

Про май и сериальчики. Чуть-чуть

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Тут май пролетел одним махом, а я и не заметила. Чёрт знает, что делать с этим бешенным ритмом, в котором я ничего не замечаю и не успеваю. Три дня сумасшедшего рабочего графика — три дня очищения мозга от инфомусора, тут бы и делом заняться, ан нет — пора на работу. Моё заточение в Вологде вспоминается теперь с лёгкой ностальгией. Это же круто было — такая внутренняя свобода, сиди и рефлексируй целыми днями под "Доктора Кто". Теперь так не оторвёшься.

Май между тем был холодным, неприятным и непонятным. Общегородские дрязги, конец учебного года, денежные заморочки, физическая и не только усталость — всё в кучу, в общем. Книжки не читались почти. Рецензии не писались давным-давно. Фильмы тоже особо не смотрелись.

Единственная радость — возвращение "Доктора". Хорошее возвращение. Или Моффат пересмотрел свою концепцию, или во мне что-то окончательно сломалось, но с этим сезоном настало то самое — я его опять люблю. Не сериал, героя. Я снова люблю Доктора и не хочу с ним расставаться. Не хочу ни к кому опять привыкать. Меня 12-й теперь со всех сторон устраивает, к тому же он не женщина, а то начиталась уже всякого о новом шоураннере и возможных невозможностях. Единственное, что меня в этом сезоне малость напрягает, это какой-то расселтидэвисский подход к выстраиванию серийного сюжета. В начале серии появляется инопланетное зло, Доктор и Билл (Билл, кстати, крутышка, я ей очень рада, вот только зачем она выстрелила? Даже Клару переплюнула, которая в своё время ключи от ТАРДИС вышвырнула) всю серию ищут выход, а в конце за пять минут Доктор всё улаживает. Все финалы смазанные, быстрые, простые. Трёхсерийка с монахами на общем фоне — огонь. Шикарнейшее вторжение в общий сюжет. Хотя и она как-то легко закончилась.

Заметила ещё, что в этом сезоне очень много России. Она и раньше всплывала, но в таких количествах ещё никогда. Обидно, что чертова геополитика вторгается в любимую вселенную. Впрочем, вторжение понятно, чего уж. В целом же сезон по-докторски правильный, трогательный и ностальгичный. Он вдоль и поперек напичкан отсылками к прошлым сюжетам и сделан - видно же! — с огромной любовью. Моффат прощается и делает это красиво. Здесь на клавиатуру капает большая солёная слеза. Правда.

Помимо "Доктора" в полуобмороке посмотрелась "Сотня". Почти через силу. В отличие от прошлого сезона, который был восторг и восхищение, этот — скукотища и сплошное недоумение. Не, о научной составляющей истории я с самого начала молчу, вообще ее не трогаю, и сериал смотрю как сказку и из-за другого. Но в этом сезоне и "другое" как-то не впечатлило. Под конец, правда, всё более-менее встало на свои места, появились те самые отношения между людьми, которые "Сотню" и делают. История с "группой смерти", организованной Джаспером, задела. И хотя я искренне желала ему скорейшей гибели — сколько мучиться-то можно? — когда эта самая гибель наступила, рыдала от всей души. Ну да, я ж его дурака любила, не меньше Беллами. Беллами между тем только и удерживал у экрана. Единственный персонаж, который мне дорог до сих пор и о котором я всё ещё мечтаю кучу фанфиков написать. В общем, думала, что вся эта муть мутью и закончится. Но финал выдал такой финт, что я неделю локти кусала. Очень хочется смотреть дальше, а ждать теперь целый год!

Между делом посмотрелись подростковые "13 причин почему" и сумасшедшее "Холистическое детективное агентство Дирка Джентли", но о них я где-то писала, лень повторяться. А в конце мая пришли-таки Shameless. Настигли в общем. Не то чтобы я в восторге после двух первых сезонов, но смотреть буду, потому что всё жду великого гей-романа, пока правда лишь интрижки показывают.

Тем временем читалка моя ломится от новых книжек, а я её второй день зарядить забываю. Кукла недошитая валяется на полке, городские тротуары ждут, когда я уже зашнурую кеды, а я всё батоню в пижаме и батоню. Тьфу на меня, как говорит Алишер Бурханович.

@темы: такие дела, сериалы, будни

18:31 

"Прибытие" (Arrival, 2016)

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©


В последнее время я от всего отстаю, и то, что все уже посмотрели и прочитали, доходит до меня даже и не по горячим, а по совсем холодным следам. Вот Arrival, например, как-то умудрилась пропустить, а между тем фильм оказался лучшим из всего, что мне попадалось в прошлом году, ну и в этом соответственно тоже. Сразу же прочитала повесть Теда Чана "История твоей жизни", но в случае с "Прибытием" кино получилось шире, глубже и интереснее первоисточника, хотя про язык и мышление в книжке понятнее. С этим фильмом вообще всё не так просто, как кажется. У нас тут вроде твердая НФ, но кроме неё ещё и филологическое исследование, и разговор о человеческой жизни в её фатальной предопределенности, где от твоего выбора вроде бы и не зависит ничего, но делать его всё равно надо. Да и не только об этом. Удивительно, что фильм, в основе которого лежит проблема контакта, этим самым контактом не исчерпывается, а наоборот, отталкиваясь от него, поднимает множество тем и конфликтов и в итоге говорит со зрителем обо всём и сразу. От глобальной политики до материнской любви, причём не линейно, от макро до микро, а одновременно, одномоментно. И это круто. А в итоге сидишь и ревешь в голос, как маленькая. И всё, всё, всё об этом мире понимаешь. Как минимум день ещё ходишь - и понимаешь. А потом хочется сесть и пересмотреть всё заново.

@темы: кино

17:40 

Книжные итоги года. Часть 1. Романы

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Год был напряженным и насыщенным событиями. Читать я успевала, писать о прочитанном — практически нет. Поэтому начну подводить итоги и заодно рассказывать о том, до чего раньше руки не дошли. Начну с пяти лучших романов. В порядке наиболее сильного внутреннего отклика.



"Калейдоскоп". Сергей Кузнецов

В этом году "Калейдоскоп" Кузнецова попал в длинные списки многих литературных премий. Я искренне желала ему "Большую книгу", но не срослось. Хуже роман от этого не стал, и я по-прежнему советую прочитать его всем, кому интересен ХХ век в интерпретации русской интеллигенции.

Роман состоит из 32 новелл, связанных друг с другом по принципу детской игрушки — калейдоскопа. В котором, при каждом повороте, стеклышки задевают друг друга, друг на друга накладываются и каждый раз создают новый узор. Сквозного сюжета нет, его заменяет "весь расширенный ХХ век", с середины 80-х годов XIX-го до нулевых годов XXI-го. Он, собственно, и есть главный герой произведения. Остальные герои путешествуют из одной новеллы в другую, где-то становясь основными персонажами, где-то статистами, а где-то — чьими-то воспоминаниями, лицами на карточках в альбомах или упоминаниями в газетных статьях. Их очень много, но, что интересно, запоминаются все, а к середине книги в них и вовсе перестаешь путаться. Тут главное — одолеть начало, пережить первые 100-200 страниц, и тогда вселенная Кузнецова закрутит так, что отрываться от неё не захочется.

Все 32 новеллы, из которых и состоит "Калейдоскоп", о нас и нашем месте в Истории. О трагедиях, что случаются с нами, о наших непростых отношениях с нашей непростой страной и друг с другом, о бегстве и возвращении, об эмиграции внутренней и внешней, о Боге, которого нет и который всегда рядом, о смерти и о любви. Последней, как сказал один из героев Кузнецова, никогда не бывает много и испортить ею ничего нельзя. Это и есть самая большая правда романа. Больше той, что все мы — лишь расходные материалы в руках неумолимого времени. Что нас легко можно заменить одного на другого, потому что "не так уж и много в нас свободы воли и всего такого прочего". Жить с этим знанием было бы невыносимо, если бы не любовь. Не зря же в героев Кузнецова, во всех этих запутавшихся и потерявшихся мальчиков и девочек, мужчин и женщин, влюбляешься. И в каждом, даже в распоследнем плуте и пройдохе, видишь что-то хорошее. Как и сам автор. Который тоже их всех любит. Безусловной любовью. Не за что-то, а потому что.

Из текста: "Приходит время мира — все говорят про конец истории. Приходит время лжи и предательства — все включают пропаганду и дают показания на друзей. Приходит время войны — все несутся расширять свои границы, а кто не успел первым — воюет на своей территории. И никакой железный занавес никого не спасает — ведь время лжи или войны приходит одновременно на всей земле".

"Вот это и придёт после нашего конца истории. Афганцы. Иранцы. Арабы. Для них Бог не умирал, они от больших нарративов не отказывались. Они готовы сражаться с коммунистами в Афганистане и взрывать дискотеки в Берлине".

"Ни одно решение не окончательно. Ни одно прощание не должно быть навек".

"И пусть вращается прекрасный мир". Колум Маккэнн

Летом 1974 года, в начале августа, уличный канатоходец Филипп Пети устроил для жителей Нью-Йорка незабываемое шоу — 45-минутную прогулку на натянутом между Северной и Южной башнями канате. Фантастический поступок, дерзкий, как вызов, брошенный всему миру разом. Заставивший замереть, остановиться и на мгновение оторваться от земли тех, кто был внизу. Перечёркнутое канатом небо и человек в объятиях первозданной синевы. Отчаянный безумец, чья история стоит тысячи других историй — и не может перечеркнуть ни одну из них. Мир затаил дыхание, выдохнул и помчался дальше.

И вот уже где-то на шоссе антикварный "понтиак-ландау" 1927-го года врезается в бампер старенького ленивого фургона. Женщина в платье цвета морской волны несётся по лестнице вниз с запоздалым "прости" на губах. Из чьих-то рук вырывают сумку, самое ценное в которой — фотография погибших на войне мальчиков. Липкий от крови пол. Оранжево-серые улицы Бронкса. Домик из красного дерева в зарослях камышей. Дождь, смывающий краску с забытых во дворе холстов. Две маленьких девочки, не дождавшиеся ужина, потому что мама не пришла домой. Жизнь и смерть — неразлучные сёстры-близнецы, как всегда, рука об руку.

Сильнейшее впечатление этого года. Одна из тех книг, которые я бы хотела написать сама. Сюжет строится на переплетении нескольких историй. Герои — из разных социальных слоев, со своими бедами, путями и перепутьями. На начало романо друг с другом их не объединяет ничего, кроме канатоходца, балансирующего на краю неба, о котором все они узнают в один и тот же судьбоносный день. В конце романа все так или иначе пересеклись друг с другом, все друг на друга повлияли.

Обаяние романа Маккэнна кроется прежде всего в бережном отношении к человеку. В сопричастности и в сочувствии. Поэтому страшные по сути истории читаются и переживаются не как нечто ужасное и непоправимое, а наоборот — в самой тёмной из них чувствуется присутствие света. Надежды. И веры в то, что ещё чуть-чуть — и жизнь станет немножечко лучше. Часы. Вентилятор. Монотонный шелест города. Мир вращается.

Из текста: "Дальние города для того и устроены, чтоб человек знал, откуда он. Уезжая, мы тащим родину с собой. Порой это ощущается острее именно из-за отъезда".

"В жизни иногда встречаешь больше красоты, чем человек в силах вынести, — и это единственное, о чем стоит плакать".

"Моя рыба будет жить". Рут Озеки

Роман канадки японского происхождения Рут Озеки "Моя рыба будет жить" получил "Букера" 2013 года, нашу "Ясную поляну" и мою личную премию — "Книга, которую стоит прочитать моему ребенку".

В центре повествования две героини — японская девочка Нао, которая ведет дневник в блокноте под обложкой "В поисках утраченного времени" Марселя Пруста, и переживающая творческий кризис писательница Рут, которая этот дневник читает, а в итоге становится и его соавтором. У Нао куча проблем и большая беда. Она выросла в Америке, была любимой дочерью компьютерного гения из Силиконовой долины, но из-за того, что гений оказался невостребованным, вынужденно вернулась в Токио. В родном городе родителей Нао не рады. В школе она становится идзимэ — одноклассники талантливо и изощренно над ней издеваются, отец впадает в депрессию и грезит о самоубийстве, мать с головой уходит в добывание денег для семьи. Единственной отдушиной Нао становится прабабушка Дзико, 104-летняя буддийская монахиня, живущая в храме на вершине горы. О ней Нао и пытается писать между рассказами о своей несчастливой участи и о собственных планах на добровольный уход о жизни.

Почему я считаю, что книгу, где над героиней изощренно издеваются, а сама героиня мечтает покончить с собой, стоит читать моей дочери? Потому что это та самая литература, которая полезна подростку по той простой причине, что в ней есть конкретный опыт переживания общих подростковых проблем. Как послание о том, что беды случаются не только с тобой, они у многих и они похожи, но переживать их можно по-разному. Кто-то бросается вниз с крыши многоэтажки, а кто-то борется до конца и побеждает — как Нао. И ещё потому, что книга Рут Озеки о мире, в котором мы живём, и множестве миров, с которыми пересекаемся. О способности выйти за пределы и вернуться в нужное время и место. Об умении находить потерянное и дарить найденное. О тысяче возможностей уйти и лишь одной — остаться. О квантовой физике наконец и запертом в ящике коте Шрёдингера. Обо всём, что тревожит нас, держит и, слава богам, не отпускает.

Из текста: "Во Вселенной всё постоянно меняется, и ничто не остаётся прежним, и мы должны понимать, насколько быстро течёт время, если хотим пробудиться и по-настоящему прожить свои жизни".

"Литература притягивает меня еще сильнее, чем раньше; не столько отдельные работы, сколько сама идея литературы - героизм и благородство человеческой воли, желание творить красоту из собственного сознания".

"Бог мелочей". Рой Арундати

Абсолютное открытие этого года. Потому что я в принципе мало знакома с индийской литературой, а роман Арундати лежал в моей читалке неизвестно сколько лет и читать мне его совсем не хотелось. Между тем "Бог мелочей" — единственная книга Арундати на данный момент. Рой писала ее четыре года, в 97-м получила за нее "Букер", мировую известность и после долгое время молчала. Снова заговорили о писательнице в этом году, потому что в следующем выходит её второй роман "Министерство наивысшего счастье". На волне чужого ожидания я и взялась за "Бога мелочей".

Роман оказался настоящей душедробительной книгой, в муку перемалывающей скрепы, соединяющие с окружающим миром. Страшнее всего читать его почему-то было в метро. Отрываешь глаза от страницы — а вокруг они, люди. И каждый способен уничтожить тебя одним касанием. Если захочет. Хотя, казалось бы...

Действие романа Арундати происходит в штате Керала южной Индии. Повествование строится по принципу взгляда в прошлое (60-е годы) из настоящего (80-е годы).

Главная героиня Амму возвращается под родительский кров после развода с мужем. С ней двое близнецов — Эста и Рахель. Вернувшись домой Амму попадает в подзабытый уже безжалостный мир кастовых разграничений, жестокого и высокомерного отношения к женщинам, чья семейная жизнь не удалась, и невольно становится героиней душераздирающей любовной истории, разрушительницей чужой и своей жизни и виновницей одного загубленного близнецового детства. И не только детства, впрочем, — потому что из детства, как известно, вырастает большинство всех недетских бед.

Позже, выросшие близнецы Эста и Рахель встречаются в опустевшем уже доме, где правит балом личный злой гений всей когда-то большой семьи, их прабабка Крошка-кочамма. Из наступившего теперь они смотрят в прошедшее тогда. Им невыносимо, мучительно, изнуряюще больно. Кажется, в них болит всё, весь мир болит в них, или они болят во всём мире, и потому он такой — душный, грязный, тесный, безжалостный и нездоровый.

Собственно, об этом всеобщем "нездоровье" мира и пишет Арундати. Всеобщем, потому что дело не в Индии, с её бесчеловечным устройством социальной жизни. Дело в людях и в том, что они могут сотворить друг с другом. В хрупкости человеческой души и тела, в беспомощности одного перед многими, в детской слабости, неспособной противостоять взрослой похоти и жестокосердию, в обычной человеческой смертности.

Очень страшная история, рассказанная изящно и даже изысканно. Столь изящно и изысканно, что в конце только и остаётся, что материться. Трёхэтажным русским матом. С чувством, с толком, с расстановкой.

Из текста: "Иные поступки сами в себе содержат наказание. Как спальни со встроенными шкафами. Им всем, и довольно скоро, предстояло узнать о наказаниях кое-что новое. Что они бывают разных размеров. Иные такие необъятные, что похожи на шкафы со встроенными спальнями. В них можно провести всю жизнь, бродя по темным полкам".

"Поправки". Джонатан Франзен

Почти на тысяче страниц плотного, густого текста Франзен размышляет о трагических перипетиях человеческого бытия, о пути, которым мы идём, и о финале, который, сколь разветвлённым не был бы сад наших тропок, для всех и всегда один. Он говорит о любви, но помнит и о предательстве; рассказывает о людях, связанных прочными узами родства и близости, а сам имеет в виду чужаков, непримиримых и воинственных по отношению друг к другу; пишет о жизни, но в уме держит формулу смерти. В основе его романа лежит не ряд следующих друг за другом событий, а сама судьба, которая, как известно, слепа, но разит без единого промаха. Под её прицелом — среднестатистическая семья Ламбертов: стареющие супруги и их взрослые дети, в которых и не разглядишь сразу общие корни, потому что корни здесь — именно то, что подросшие Ламберты тщательно прячут и маскируют. Не только от других, но и от себя в первую очередь.

Так, Гари — старший сын Ламбертов, отец, муж и по совместительству подкаблучник, страдает от маниакального чувства, что жена и трое сыновей плетут против него заговор. Он день за днём вынужден мириться со своим положением, только бы не повторять в себе образ отца-тирана. Средний сын Ламбертов — Чип назло отцу, посвятившему свою жизнь естественным наукам и применению знаний на практике, занимается изучением культурологии, а впоследствии и прожиганием собственного таланта. Младшая дочь Дениз изо всех сил сопротивляется давлению матери и её обывательскому взгляду на вещи. При этом она делает всё, чтобы окончательно запутаться не только в своих планах и желаниях, но и в собственной сексуальности. Все трое — Ламберты, всем троим по сюжету романа придётся собраться за рождественским столом, посмотреть в глаза друг другу и родителям. Которые, кстати, тоже далеко не в порядке. Альфред — глава семейства, постепенно впадает в слабоумие. Его жена Инид, всю жизнь терпевшая тиранию мужа, замещает гнев придуманными ритуалами и предпочитает не открывать глаз до тех пор пока... Пока не случится это самое, тысячу раз не к месту и не ко времени пришедшее Рождество. Встреча, необходимая для всех пятерых вместе и для каждого в отдельности.

"Поправки" воссоздают картину американской действительности конца 90-х: детально прорисовывают мир, стоящий на пороге катастрофы, предчувствие которой уже носится в воздухе и нет-нет да и сбивает с толку лишённых дара предвидения обывателей. Это как ожидание беды — знаешь, что нагрянет, да не поймёшь — откуда. При этом самое главное здесь то, что, казалось бы, до мозга костей американский роман, легко и непринуждённо перешагнул через океан и стал романом общечеловеческим. Пусть прописанные в книге реалии уже отошли в прошлое и стали достоянием истории, человеческие проблемы никуда не делись. Потому что все мы — немножко Ламберты. И всем нам не помешало бы последнее Рождество.

Из текста: "Тот, кто слишком долго сидит над тарелкой – потому что наказали, или из упрямства, или от нечего делать, – уже никогда не выйдет из-за стола. Некая часть души останется там на всю жизнь. Время движется у тебя на глазах, оболочка сорвана, прямой и слишком продолжительный контакт навеки обжигает нервы, как солнечные лучи – сетчатку глаз.
Слишком глубокое знакомство с любой изнанкой вредоносно. От него не отделаешься".

@темы: списки, попытка осмысления, книги, итоги года

23:13 

Итоги года

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
У меня в Дайри бардак-бардаком, но дневничок он и есть дневничок. Так что подведу-ка здесь свои итоги. Год был такой насыщенный, что словно и не год прошел, а все десять. При этом о каких-то книжно-кино-сериальных открытиях и сказать-то почти нечего (ну о книжных ещё можно, а остальное было фоном, и слава богу). В общем, было много жизни. Живой, обжигающей, то и дело бьющей под дых, но тем не менее прекрасной. Вот об этом и расскажу чуть-чуть.

Первое и самое главное. Я сменила один телеканал на другой. Пустячок, вроде бы, но для меня — важный и большой шаг. К тому же я настолько в себя не верила, что когда получилось — совершенно офигела и вот уже четыре месяца не могу понять, как теперь с этим жить. И продолжаю учиться. Каждый день. К тому же у ребят, с которыми я сейчас работаю, поучиться есть чему. Они крутые. Все. Рядом с ними я первоклашка в бантиках и с почерком, который ставить ещё и ставить. Чем и занимаюсь, в общем-то.

Второе. Тоже очень важное. У меня было шикарнейшее лето в городе. Я каждый день в течение двух почти месяцев выходила с работы и на ощупь почти передвигалась по улицам. Смотрела, слушала, запоминала. И — я точно знаю, что узнала за это время лишь маленькую частичку Москвы, капельку-капельку и впереди у меня ещё много-много открытий. Жаль, что этим летом я еще не рисовала, а то бы показала сейчас...

Отсюда — мое личное достижение. В этом году я наконец-то начала рисовать! Даже не знаю, с чего вдруг, просто захотелось — и понеслось. И теперь я точно знаю, что время, проведенное наедине с блокнотом, маркерами и карандашами — бесценно. В нем есть что-то магическое даже, как в любом творчестве, впрочем.

Книга года. Конечно, "Калейдоскоп" Сергея Кузнецова. Кстати, на ММКВЯ мне удалось лично пообщаться с автором. Горжусь.

Фильм года. Очень мало смотрела кино. И, кажется, не было ничего такого, что бы задело и вытрясло из меня всю душу. Правда. Даже последние "Звездные войны" понравились, но не больше. Обычно я считаю фильмом года тот, который пересмотрела несколько раз, и пару-тройку из них в кинотеатре. Так вот в кино я дважды ходила только... на "Дедпула". Так что, наверное, это и есть тот самый фильм. В конце концов там было это чудесное "Я бы пошел с тобой, но ..... не хочу".

Сериал года. С этим проще. Это "Восьмое чувство". Великолепная вещь. Из тех, что и под дых бьют, и веру в мир возвращают. Пересматривала два раза за год, и еще пересмотрю. Кстати, по поводу пересмотров. В этом году ко мне вернулся Lost. Показывала Полинке и втянулась на полную катушку. Легендарный, великий, тыщу раз любимый сериал. Плакала как в первый раз. Честно. А, еще хорошая была "Джессика Джонс" и плохое продолжение "Сорви-головы". Ну и новый сезон "Сотни" порадовал. остальное смотрелось и бросалось где-то чуть перевалив за половину. Не сериальный год в общем. И что самое печальное — первый без "Доктора". Ждем следующий.

Люди года. Конечно, Полинка. Лена, у которой была этим летом Москва, а осенью Канада. Неля и Илья. Брат с его перелетами в Сургут через Москву. И еще один человечек, который слишком много для меня сделал, не сделав почти ничего.

Открытие года. "Главред". Ильяхов. Галина Юзефович. "Горький". Телеграмм. Скетчинг. Спиртовые маркеры. Покемон Гоу. Китай-город. Московские парки. Мосты. Бульвары. В Питере круто. Регина Бретт. Акварель течет. Шорты. Полиция. "Прелести" съемной квартиры. Два выпуска литературного журнала. Алексей Иванов. Ой, много всего открывалось, слишком много, чтобы успеть рассказать до двенадцати. Жизнь хороша. Просто хороша, и всё:vo:

17:15 

и года не прошло

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Кажется, я пришла в себя наконец-то. Во всяком случае в жизни вроде бы все относительно наладилось, так что можно снова вести блоги, писать рецензии и заметки и заниматься прочими милыми глупостями. Единственная проблема теперь — проблема времени, которое как вода. Поэтому я уже месяц как пытаюсь найти приемлемые для себя способы планирования, но пока без особых результатов.

Что у меня произошло (мини-итоги последнего полугодия)

1. Самое главное и трудное, что со мной было - поиск новой работы:) В итоге устроилась, по-моему, крайне удачно, хотя при желании можно найти и минусы сего действия, но не хочется.
2. В связи со сменой работы и совершенно безумным теперь графиком распрощалась с проектом it Book. Думала, буду страдать, но что-то не страдается. И если совсем честно, даже рада. Почему — не скажу. Достаточно того, что для себя на эту тему тонну бумаги исписала.
3. Начала рисовать. Криво конечно, но сам процесс радует. Увлеклась скетчингом. Этим же оправдываю свое неумение, ну это же не картины, это скетчи, мол.
4. Стала очень мало писать для себя (и ООООЧЕНЬ много на работе). Поняла, что мне это не нравится. И вот решила исправлять ситуацию. Вооружилась опять Джулией Кэмерон. Постараюсь вернуть себе привилегию писать о личном. Кстати, подумывала даже завести себе полноценный блог, но так и не разобралась в хостингах, движках и прочих приблудах, очень тупая, да, и отложила это дело до лучших времен. Пока не поумнею. Или не найду человека, который все за меня сделает.
5. Завела канал в Телеграмм. Правда пока только завела. По той же самой причине, что стала мало писать для себя, он пока почти пустой. Это тоже в работе. Еще у меня в непопулярном теперь ЖЖ есть бложик , но тоже полузаброшенный, тоже теперь в работе.
6. Ну и в голове теперь куча личных проектов и планов, о которых буду рассказывать по мере работы над ними.

ну и вот напоследок сегодняшний скетч.


@темы: скетчинг, обо мне, oneday_oneрhoto

19:25 

"Доктор Кто". К 9-му сезону.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Короче. Смотрю я девятый сезон. Недовольная. И то мне не так, и это не эдак. Верните отвёртку, в общем. Но... где-то серии с восьмой начинает меня штормить не по-детски. Не, меня и раньше штормило слегка, когда про Давроса, который стоит такой на минном поле, маленький, а мины — это руки, торчащие из-под Земли. Или когда Мисси втолковывает Кларе о том, чем отличается истинный друг от домашнего питомца. Или когда Доктор вдруг понимает, почему он Капальди. То есть, если начать разбирать по эпизодам, то их, оказывается, немало наберётся.

Но после того как сезон пересек экватор, он снова начал цеплять и тащить. Меня. И его опять хочется смотреть. И пересматривать даже. В восьмой серии, например, Доктор произносит речь, стоя между красной и синей таблеткой (читай — ящиками Осгуд). Я её слушала как заклинание. Как обращение к боевикам ИГИЛ, Владимиру Путину, Бараку Обаме и иже с ними, как отповедь всем, взявшим в руки оружие, как гимн миру, в конце концов. Кто сейчас их поёт — гимны миру? Да никто. Только Доктор. Это было круто. Отрезвляюще. Красиво. Да и сами серии про зигонов — красивые, это, конечно, чистой воды постмодернизм, но до чего же к месту — и ко времени.

Что касается 10-й, то (мат-перемат) такого в "Докторе" нам ещё не показывали. Ни разу за всю историю ньюскула нам ТАКОГО НЕ ПОКАЗЫВАЛИ! Нам рвали души, ещё как рвали, но до открытого, откровенного убийства дело никогда не доходило. И я много чего себе представляла с Кларой, но о том, что она встанет вот так, раскинув руки, в тонкой своей кофточке на пути ворона — и подумать не могла. К тому же мне казалось, что я оплакала её уже — в прошлом рождественском выпуске. Что все тогда её оплакали, и теперь-то с ней уж точно ничего не случится, точнее случится — вот это самое, о чём она рассказывала, может быть... Но. Разве обычная жизнь возможна для невозможной девчонки? Клары было очень много. Теперь Клары нет совсем. Можно бить в ладоши. Только я почему-то вчера разревелась как маленькая.

А теперь... теперь, я думаю, мы наконец-то попадём на Галлифрей, будь он неладен уже.

@темы: Доктор Кто, заметки на полях, сериалы

22:49 

Сентябрь под книжной обложкой.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Сентябрь тоже был месяцем одной книги. И не той, что заново, а той, что по второму кругу. Потому что почти весь месяц я перечитывала "Бездну голодных глаз" Олди. Все девять её повестей и романов — залпом.

Подробнее

@темы: книги

22:25 

Эндер. Наваждение (1)

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Я больна Эндером. Настолько, что мне не лень вылезти ночью из-под одеяла и включить компьютер, чтобы записать парочку цитат из "Тени Эндера". Чертовски интересно смотреть на этого мальчишку другими глазами, да и на всю историю — тоже.

"Насколько мог судить Боб, Эндер не был стопроцентно психически здоров. Впрочем, кого тут в школе можно было считать таковым? Но готовность Виггина ежедневно тратить несколько часов на тренировку детей, которые сами для него ничего не делали... Чем больше Боб размышлял об этом, тем более бессмысленным ему казалось поведение Виггина".

"— Вот так вы и стали друзьями? Он защищал малышей?
— Малышей? Да он был самым маленьким в нашем шаттле. И по возрасту тоже, сечёшь?
— Он был самым маленьким, а стал твоим покровителем?
— Нет, не так. Нет, он... пресекал плохое, вот и всё".


"— Эндер — он хороший. Он никого не ненавидит. Если ты сам правильный, он тебе сразу же покажется, тебе захочется ему понравиться. Если ты понравился Эндеру, значит, ты сам — окей, сечёшь? Но если ты сам — дерьмо, то от одного его вида тебя воротит. От того, что он существует, сечёшь? И тогда Эндер пытается пробудить в тебе твои лучшие стороны."

Вообще, Кард — молодец, что задумал "Тень Эндера". Интересно только: то, что всю первую треть романа Боб вызывает желание прибить его, пока маленький, это так задумано... или чисто фанатская реакция тех, кому дорог Эндер?.. Или только моя, ненормальная? Кажется, я постепенно начинаю создавать своего Эндера. Хоть фанфик пиши...

@темы: книги

23:25 

"Убийство" (The Killing), 3-4 сезон

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Это было круто. Даже с учётом моего изначального скепсиса и разгаданных и в 3-м, и в 4-м сезоне "дел", это было здорово. Потому что разгадать главную интригу сезона в случае с "Убийством" — не достижение, главное в сериале — то, что происходит с героями, их личностные и межличностные тупики и озарения, пропасти, куда они срываются, и вершины, на которые поднимают друг друга. Это заводит. Оглушает. Заставляет погружаться в себя. И очищает в итоге. Серьёзно, после "Убийства" хочется жить. А казалось бы...



плюсы и минусы

@темы: сериалы, попытка осмысления

21:56 

"Убийство" (The Killing), 1-2 сезон

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
"Убийство" выстрелило мне в висок и на семь вечеров уложило на диван. Сказать, что это хороший сериал, для меня всё равно что промолчать. По силе внутренней отдачи я бы сравнила его, наверное, только с Breaking Bad, правда, меня "Убийство" протащило по таким уязвимым и изначально больным местам, куда Breaking Bad не мог заглянуть в силу своей специфической тематики. А тут я даже не замечала поначалу, что некоторые сцены проходят под аккомпанемент ударов затылком об стену, сдавленных рыданий и невыносимого в обычной жизни хруста костяшками пальцев. Если бы я грызла ногти, то, наверное, даже не поняла бы, что грызть уже нечего — настолько глубоким было погружение. Поверить не могу, что всё уже позади. Я смотрю вообще-то 3 сезон, но он уже не торт, на изнанку не выворачивает, и кто маньяк я, кажется, уже догадалась. Просто с Холдером расставаться не хочется. Одним словом, для меня это не та история, где персонажам сопереживаешь, а та, где их чувства-проблемы-эмоции проецируешь на себя, и от этих проекций и множественных попаданий в собственные страхи и беды, хочется утопиться, причём немедленно. Но как сказал один из персонажей: "Все мы однажды переживали подобное. Но нам есть чем гордиться, потому что мы не поддались искушению, а продолжили просыпаться по утрам, ходить на работу, заботиться о тех, кто не сможет удержаться в этом мире без нашей заботы". Не дословно, но очень близко к первоисточнику, да.



Теперь, собственно, о самом убийстве и о том, от чего вся эта человеческая трагедия отталкивается.

@темы: сериалы, попытка осмысления

19:27 

Жизнь на Марсе (Life on Mars), 1-й сезон

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Сэм Тайлер: "Я просто хочу домой..."
Джин Хант: "Ну не будь ты таким нытиком, Сэмми, пойдёшь попозже!"




Догадаться, почему я начала смотреть "LoM", несложно. Мне и сюжет-то, честно говоря, был не важен. О каких, вообще, сюжетах может быть речь после эпопеи с "Доктором"? Мне был нужен Симм, просто чтобы бегал, прыгал, плакал и улыбался, и плевать, что там с ним происходит. Однако неожиданно для себя я обнаружила историю, которую полюбила, и персонажа, о котором опять не могу говорить спокойно. Если взять линейку тех, кого я люблю, и попытаться поместить туда Сэма Тайлера, то... То, что я к нему испытываю, будет больше всего похоже на чувства, которые вызывал у меня когда-то персонаж Джошуа Джексона в "Грани" — да, Питер, Питер Бишоп. Та же томительная тоска по идеалу, то же желание просто постоять рядом, подержать за руку, прислониться, та же глубокая нежность и очарованность. Сэм Тайлер слишком хорош, слишком близок к совершенству, и потому невозможен. Но перестать в него верить — всё равно, что перестать верить вообще. А этого я не могу себе позволить.



Итак, Сэм. Сэм Тайлер — старший детектив, расследующий дело о маньяке, орудующем на улицах Манчестера в 2006 году. Однажды дело заходит в тупик, Сэм теряет контроль над ситуацией и обычную человеческую осторожность и на безлюдной автотрассе попадает под машину. В себя он приходит — нет, не в палате интенсивной терапии, а в ... 1973 году, на том же месте, правда, в другой одежде, рядом с другой машиной и пониженным в звании до детектива-инспектора. Для Сэма это — всё равно что попасть на другую планету, настолько он поначалу не вписывается в окружающий мир, настолько его не понимает. Поэтому больше всего на свете ему хочется вернуться домой, но, чтобы сделать это, необходимо выяснить, почему он оказался именно в этом месте и времени, и Сэм очень старается, правда — но безуспешно.

об атмосфере сериала в общих чертах

@темы: сериалы, попытка осмысления, персоносфера

19:01 

Большой киносеанс.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Краткий отчёт о посмотренных в последнее время фильмах, очень разных и не особо впечатляющих, увы.

Холодное сердце

Как приручить дракона-2

Мой парень псих

Далласский клуб покупателей

Вселенная Стивена Хокинга

Бегущий в лабиринте

Исчезнувшая

P.S. А мне бы сейчас какой-нибудь душевный сериальчик, желательно фантастический и отснятый хотя бы наполовину. Типа "Сотни", но чтоб смотреть без недельных ожиданий выхода новой серии.

@темы: фильмы

20:57 

***

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Мне как-то показалось, что у меня до фига свободного времени, и я завела себе ещё и ЖЖ в придачу. Впрочем, там был такой большой план — писать много всего разного и интересного о книгах и книжечках. Пока план никуда не воплощается, разве что в мыслях становится всё шире и шире. А пишу я о совсем других вещах — сегодня вот, например, целый день почти о металлических блок-контейнерах, это такие штуки большие, в которых можно хранить что-нибудь и даже жить при желании. Ну а блог... думаю, он всё-таки оживёт со временем, свободным временем то есть. Я ему даже дизайн придумала собственный и наполнила уже от и до — естественно, пока только в голове.

@темы: забавное

18:03 

lock Доступ к записи ограничен

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
нытьё

URL
12:47 

"Случайная вакансия". Дж. К. Роулинг

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
От "взрослого" романа Роулинг я ждала чего-то особенного, а чего — чёрт знает, чего-то такого... такого... такого. В общем, видимо, ещё одного Гарри Поттера только в других декорациях. Роулинг же, прекрасно понимая, с чем ассоциируется, перевернула историю о Мальчике, Который Выжил с ног на голову и рассказала о девочке, которая выжить не смогла. Потому что Пэгфорд — не Хогвартс, да и Дамблдор, который даже в сказочном мире не протянул до конца, здесь вообще мёртв с самого начала. Так что идти не к кому, спастись негде, мир маглов холоден и равнодушен, а болтающийся без присмотра малыш, ревущий в голос и на всю округу, вызовёт разве что мысленное "безответственная дрянь" в адрес его матери — и только. У людей куча дел — им не до наркоманских отпрысков, забытых на скамейке в парке.

Роулинг слишком долго трудилась над созданием магической вселенной, вложилась в неё по полной, сделала почти осязаемой, живой, реальной настолько — что миллионы людей в неё поверили. И желание расколоть её на мелкие щепки, разобрать на винтики и посмотреть, что останется, в этом плане вполне понятно. Роулинг не просто пытается показать, что умеет писать о другом и по-другому, она размышляет над тем, что будет, если из мира выкачать всё волшебство. Поэтому и замыкает художественную реальность в пространстве одного маленького городка, накидывает на неё прочную смертельную петлю, закольцовывает композицию и тем самым развязывает себе руки. В пространстве замкнутого, чётко прорисованного круга, можно делать всё что угодно — всё внутри, всё в себе и никуда не денется. Пути эксперимента при этом неисповедимы, и куда он выведет — до конца непонятно. Торопиться нет смысла, чтобы увидеть — надо смотреть, смотреть не отрываясь.

Действие в "Случайной вакансии" развивается еле-еле, в час по чайной ложке, персонажи выходят на сцену не спеша и, кажется, без какой-либо заранее заданной последовательности. Все они чем-то связаны друг с другом и кем-то друг другу приходятся, но в той мешанине, что сопровождает их появление, вычленить их родственные, дружественные или наоборот связи оказывается крайне непросто. Их слишком много, они как пуговицы в бабушкиной шкатулке — все разные и не сочетаются ни по цвету, ни по размеру, их бы выбросить давно надо, но жаль — вдруг на что-нибудь да и сгодятся... Только вот на что может сгодиться толстый Говард Моллисон, например, самоуверенный и напыщенный, считающий себя чуть ли не центром мироздания, или жена его Ширли, ненавидящая врагов мужа и превратившая своё презрение к оным в дело своей жизни, или сын их Майлз, мямля и рохля, или жена его Саманта, натягивающая подростковые майки и грезящая об объятиях мальчишки из молодёжной поп-группы?

Роулинг щедро населяет Пэгфорд самыми обычными людьми, встречающимися на каждом шагу в любом магловском городе, — все они по-своему несчастны и ограничены своими же несчастьями, многие, впрочем, о несчастливости своей и не подозревают даже, как не подозревают и о том, что дети их — недолюблены, мужья и жёны — неверны, а друзья — как обычно наполовину. Человеческая слепота, спутанный моток ниток, где потянуть за одну не значит распутать все остальные. Как и прогулка по изнанке жизни не значит мгновенного перерождения, переосмысления личного опыта, прозрения и внутреннего очищения.

"Случайная вакансия" ни к чему не призывает, не несёт никакой воспитательной нагрузки, её задача — не научить жизни, а показать, какой она может быть. И то, что реальность в романе Роулинг оказывается такой, что лучше бы уж сказочная иллюзия, —результат не заранее продуманного повествовательно плана, а всего лишь то, к чему привёл писательский эксперимент. Да, в этом мире за красивым фасадом часто скрывается страшная грязища, но бывает и наоборот, как в случае с несчастной Кристал Уиндон, — чистое, живое и по-настоящему ценное может валяться в таких канавах, на таких зловонных помойках, где его никто и не увидит. Потому что в ту сторону смотреть не принято, да и противно, чего уж. И даже если вытащить его оттуда, отмыть как следует, посадить в лодку, заставить грести к признанию, возвести на пьедестал или, если и после этого ничего, и вовсе убить в надежде, что смерть-то уж точно привлечёт к себе внимание — всё равно большинство пройдёт мимо и по старой памяти отвернётся. Те, кто способен видеть — увидят, конечно, а те, кто слеп — не прозреют, хоть кол на голове теши. И ничего, ничегошеньки с этим не поделать. Такова жизнь, ребята. И такова "Случайная вакансия".

@темы: попытка осмысления, книги

22:45 

An Adventure in Space and Time.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©

О боже, почему я до сих пор этого не посмотрела?
О боже, какое счастье, что я увидела это сейчас!
Давно так не плакала — почти с начала и до финальных титров.
Совсем забыла, что у слёз может быть столько оттенков.
Вряд ли я сейчас смогу спокойно говорить об этом.
Вряд ли я вообще когда-нибудь смогу об этом рассказать.
Просто... спасибо, что случился в моей жизни.
Спасибо, Доктор!

@темы: фильмы, персоносфера, Доктор Кто

00:49 

"Доктор Кто. Последнее Рождество". Катарсис

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Вот так вот смотришь, смотришь целый сезон, придираешься ко всему, дуешься чего-то, а потом садишься, включаешь гирлянду на новогодней ёлочке, ждёшь рождественской сказки, а он, он, он — Моффат! Гениальный, великолепный, чудовищный! Подмигивает тебе, укачивает в тёплых объятиях — Санта-Клаус, эльфы, олени — а потом скручивает в узел, выворачивает наизнанку, и одним движением снимает кожу — весь твой с таким трудом нарощенный панцирь, всю твою чёртову броню — одним махом в пыль, в хитиновый прах, в пепел! Усилить боль, сделать её невыносимой, неудержимой, сжигающей, потому что... каждое Рождество может быть последним.

Мой Доктор, моя Клара, моя история. Вот только как теперь успокоиться, как перестать реветь, как заснуть снова?

P.S. Второй раз легче. Но всё равно до слёз.

@темы: Доктор Кто

13:37 

"Эндимион". "Восход Эндимиона" Дэн Симмонс

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Мне не хотелось ставить дилогии об Эндимионе две звезды. Правда. Однако поставить больше рука так и не поднялась. Ползвезды — за последние главы, за то, что Симмонс всё-таки завершил эту невыносимую, утомительную — миллион раз скучную — эпопею. За избавление от Рауля и Энеи, за прекращение бессмысленной скачки по мирам бывшей Сети, за точку — в общем, за точку. Потому что в этой истории она как ни крути — лучшее.

Итак, что у нас есть? Вселенная "Гипериона" через 300 лет после Падения Гегемонии Человека. Нуль-порталы разрушены: некогда тесно связанными, а теперь разбросанными по бескрайним просторам Вселенной мирами правит Церковь во главе с бессменным Папой. Люди больше "не умирают навсегда", точнее не умирают те люди, что добровольно принимают крестоформ, способный раз за разом возвращать своего носителя к жизни. Правда, если раньше крестоформ лишал человека разума, то теперь с этой проблемой покончено. Как? Неизвестно. Разгадка будет, но чтобы до неё добраться, читателю придётся окунуться в такую тягомотину, что, честно, ну их к чёрту, и крестоформы, и Церковь, и Папу, и их главную угрозу —новую Мессию с её возлюбленным.

Новая Мессия, кстати, — дочь Ламии Борн и кибрида Джона Китса Энея, рождённая на Гиперионе и шагнувшая в Гробницы Времени, чтобы появиться в "прекрасном новом мире" и завершить начатую паломниками к Шрайку борьбу против вездесущего искусственного интеллекта в лице ИскИнов Техноцентра, не уничтоженных, а по-прежнему плетущих свои хитрые сети и продолжающих паразитировать на человечестве, только уже по-другому. Ей помогают некто Рауль Эндимион, уроженец Гипериона, молодой, не отличающийся особым умом и сообразительностью парень, воспитанный на Песнях Мартина Силена и отказавшийся от святого крещения, а также уже знакомый нам по "Гипериону" синекожий андроид А.Беттик. Отчаянная троица отправляется в странствия по мирам бывшей Сети, прыгая с планеты на планету, скрываясь от посланной Церковью погони и явно преследуя какую-то великую цель, вот только какую — не ясно до самого конца первой книги. В результате вся первая часть дилогии воспринимается как бессмысленный и беспощадный по отношению к читателю квест — и даже описания дивных новых миров, восполняющие пробелы в визуальной картине Вселенной "Гипериона", не спасают ситуацию. Герои бегут, бегут и ещё раз бегут: Рауль ни черта не понимает, Энея вроде бы знает что к чему, но объяснениями себя не утруждает, А.Беттик по большому счёту молчит, наблюдает и помогает друзьям чем может. Ску-ко-ти-ща, в общем. И даже появление персонажа, явно позаимствованного из мира второго "Терминатора", как, впрочем, и общая концепция противостояния двух мыслящих машин, не вдохновляет и не притягивает — слишком узнаваемо, слишком просто, слишком пафосно. Так что по окончании первой книги радует только то, что персонажи наконец-то добрались из точки А в точку Б, а значит, можно надеяться, что в будущем история наберёт обороты и реабилитирует себя.

Однако не тут то было. "Восход Эндимиона" оказывается ещё скучнее, продираться через него ещё тяжелее, желание захлопнуть книгу и никогда больше не открывать — ещё острее. Всё те же путешествия по мирам бывшей Сети, всё тот же бесконечно ноющий, несчастный Рауль Эндимион, страдающий то из-за камней в почках, то из-за приступов ревности. Всё та же Энея, выросшая и ставшая вдвойне загадочной, потому что теперь на все вопросы своего недалёкого возлюбленного научилась отвечать "я объясню позже" и "сейчас не время". Плюс отвратительная до тошноты любовная линия — секс, неприятный и липкий, постоянные недомолвки и подозрения, розовые сопли, размазанные по щекам слёзы... любовь, в общем, о которой будут слагать легенды. Фу.

Философия? Есть, конечно. Энея ведь Мессия, ей открыто тайное знание, о нём она и говорит ближе к концу истории. Когда сама история надоедает до зубовного скрежета. А потому и концепция выбора, сдобренная отсылками к классическому дзен-буддизму, и откровения о сущности Техноцентра, об истиной природе ИскИнов и тайне крестоформа проходят как бы фоном и — увы — не цепляют и в сознании не откладываются.

"Гиперион" (я имею в виду оба романа) прекрасен, совершенен как в плане формы, так и в своей сюжетной составляющей. По сравнению с ним "Эндимион" и "Восход Эндимиона" кажется сплошным недоразумением. Право слово, зря я это читала.

@темы: книги, попытка осмысления

18:08 

Итоги года.

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Это был ужасный год. Всё что я о нём знаю — ужас. Внутренний и внешний — ужас. С прописных букв.

О чём я думала. Боже, боже, всё кончено, всё пропало, ядерная война и личный апокалипсис, спасенья нет, надежды нет, меня больше не существует.
Что я видела. Боже, боже, я в месте, которого нет на картах, как они здесь живут, как они могут здесь жить, почему они с этим смирились?
Что я ощутила к концу декабря. Ну живут же. Может, так и надо. Кому-то — то, что было у меня раньше, кому-то — то, что у меня сейчас. Мне. Так и надо, дуре.
Что я поняла. Есть люди, которых я люблю, и которые меня любят, несмотря ни на что. Аня.

А теперь, о том что не даёт умереть.

Книга года. Плохой год. Почти без книг. Точнее с книгами, но с такими, что не за душу. Ни одной "Игры Эндера" за весь год. Впрочем, наверное, так и должно быть — "Игра Эндера" бывает лишь раз в жизни, и завидуй потом себе, когда-то просветлённой.

Книжное открытие года — Захар Прилепин. "Грех" — литература. Русская до мозга костей. Прекрасная. Жизнеутверждающая. С Захаром, если не пить, то разговаривать между строк. Буду. У меня с ним всё только начинается. Это мой современный Достоевский, ага.

Персона года. Дмитрий Быков. Это мой сегодняшний Лев Толстой, да. Без него я бы с ума сошла ещё летом, а так жива и здорова.

"Лучшее из прочитанного""Мир глазами Гарпа" Ирвинга. Если бы... то я бы хотела написать что-то подобное. Трилогия о Хаосе Патрика Несса — если бы я писала для подростков, то только так.

С книгами всё. Теперь — театр. О, у меня в этом было столько театра, что страшно представить — мне всегда хотелось, и — ура! — сбылось. Не со мной, с Полинкой — но это всё равно что со мной. Я в курсе, что свои мечты через детей не воплощают, но в театр я её привела так, как хотела, чтобы меня привели когда-то. Я её помню там — маленькую, испуганную, что-то лепечущую про кино и о том, как она его любит. Помню на вступительном прослушивании, читающую Гумилёва... Помню неделю назад, на сцене, в воздушном оранжевом платьице. "Полинка пришла к нам совсем недавно, и уже успела... удивительная девочка, пластичная, трудолюбивая, способная" и что-то ещё, от чего у меня по коже бежали мурашки и по щекам — слёзы.

Из "Красной Шапочки"

"Фильм года". Такое чувство, что я опять не смотрела кино. Правда. Поэтому — "Интерстеллар". Не то чтобы "с ума сойти какая история", но на безрыбье... очень крутая фантастика, между прочим.

"История, сделавшая этот год прекрасным, несмотря ни на что". "Доктор Кто". Я даже не знаю, как об этом говорить. Это не история даже, это жизнь. Лакмусовая бумажка на всё оставшееся будущее. Да, я могу понять нелюбовь ко многим вещам, но нелюбовь к Доктору мне недоступна.

"Город этого года". Москва.

object width="550" height="110">
Прослушать или скачать Марк Потапов 9 лет Москва - бесплатно на Простоплеер

Человек года. АНЯ. Я не знаю, что было бы со мной сейчас, если бы в моей жизни не было Ани. Весь ужас этого года прощается и искупляется Аней. Остро и резко — мы в Сургуте, идём из "Пипла", все вместе, и она берёт меня за руку — это точка отсчёта. Момент (привет Доктору). Просто важно — очень важно — жить и знать, что где-то есть кто-то, кого понимаешь ты и кто понимает тебя. Что бы ни случилось, как бы плохо всё ни было.

23:10 

О книжках между делом

Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Народ на ЛайвЛибе вовсю читает новую книгу Донны Тартт. У меня тоже руки чешутся и глаз дёргается от нетерпения, однако крутость "Щегла" не в том, что он, как говорят уже ознакомившиеся, крут (что вполне вероятно), а в том, что благодаря ему — та-да-да! — Corpus переиздал "Тайную историю". Я за ней уже несколько лет охочусь, хочу поставить на свою книжную полку и всё тут! Поэтому сегодня чуть не задохнулась от радости (и жадности). В общем, заказала, жду в компании вышеупомянутого "Щегла", надеюсь последний будет не таким скучным, как "Маленький друг", а под стать "Тайной истории" — большим, серьёзным, глубоким романом.

@темы: книги, заметки на полях

Шкатулка впечатлений

главная