18:17 

"Маленькая жизнь". Ханья Янагихара

Ар-Нель
Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©


"Маленькая жизнь" стала самой противоречивой из всех прочитанных в прошлом году книг. И самой цепляющей, чего уж там. Если честно, я и сейчас всё ещё у неё на крючке и соскочу вряд ли. Во всяком случае не в скором времени. При этом с чистой совестью могу сказать — книга мне не понравилась. От первой и до последней строчки — не понравилась. Вымотала, да, высушила, ещё бы, на куски раскромсала, на ленты изрезала, располосовала от макушки до пяток и оставила, словно так и было. Но чтобы понравиться, это нет. Не с этой историей.

Хотя начиналось всё вполне безвинно. И так, как я люблю. Четверо парней, Нью-Йорк, студенческая дружба, инаковость главных героев, тайна у одного из них, кристальная чистота отношений, разговоры... Предчувствие приключения на 700 с чем-то страниц. Ожидание четырех полноценных историй, к концу сплетающихся в одну. Но Янагихара не об этом. И ребята эти вчетвером ей не нужны. Точнее ей нужен один из них, а остальные — на уровне массовки. Чтобы оттенить, раскрыть, показать главного — единственного, неповторимого и совершенно невыносимого Джуда. И не потому что историю его детства вынести невозможно, а потому что самого его — ни полюбить, ни вынести, ни принять. Хотя ребята как раз этим весь роман и занимаются — любят, принимают, выносят. И живут под ужасающим своим неприкрытым эгоизмом гнётом Джудовой личности. Без скидок на прошлое, Джуд — эгоистичен, жесток, бессердечен и отвратителен, местами до тошноты. Если нужен живой пример неспособности любить, неумения дружить, понимать, бороться, защищать близких, жить в конце концов — это Джуд. Джуд, столкнувшийся в детстве с абсолютным злом. Джуд, ставший в прошлом эпицентром ядерного взрыва, остаточные волны которого захлестнули в будущем и его самого, и всех, связанных с ним людей. Ни в чем не виноватых, но потенциально виновных уже потому, что с ними ничего подобного не произошло. Тех, кого на протяжении 700 с чем-то страниц и всей своей жизни Джуд будет мучить, раз за разом опровергая идею о том, что возведенное в абсолютную степень добро способно победить любое зло, в какую степень последнее ни возводи. Янагихара пишет вовсе не добрую сказку со счастливым концом. Янагихара пишет большую злую историю об одной маленькой жизни. О том, как одна маленькая жизнь может перевернуть несколько других жизней, а в случае с лучшим другом Джуда Виллемом и подменить собой жизнь другого человека. Поглотить. Навязать чувство вины и ответственности. Связать по рукам и ногам.

И чтобы рассказать об этом — о страшной детской травме, последствия которой ничем не исправить, Янагихаре не нужны ни антураж, ни время, ни пространство. Для её большого эксперимента хватает других составляющих. Поэтому в "Маленькой" жизни и не взрываются небоскрёбы Торгового центра, не выпускаются новые айфоны, не идут войны на Ближнем Востоке. Пространство "Маленькой жизни" огромно и самодостаточно само по себе. И границы его простираются внутрь, а не наружу. Вглубь, а не вширь. Пространство "Маленькой жизни" — это душа. То самое поле, на котором Бог борется с Дьяволом и не может победить. Выжженная земля, бесплодная пустошь, сухой песок. И ступив однажды на это поле, придется пройти его до конца. Причем в одиночестве.

Поэтому роман и цепляет — каждого. И для каждого же поворачивается чем-то своим. Янагихара умеет говорить с каждым своим читателем одними и теми же словами об абсолютно разных вещах. Её можно назвать талантливым манипулятором. И искусным ловцом человеческих душ. По сути, это одно и то же. Разница лишь в том, с какого угла смотреть.

@темы: книги, попытка осмысления

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Шкатулка впечатлений

главная