Ар-Нель
Ночью на западном берегу пролива мы ловили креветок и черепах, забыв о кораблях неприятеля.©
Это было долгое лето в ожидании лета. Первое в моей жизни такое, потому что даже холодный Сургут подобная "погодная депрессия" ни разу не накрывала. Кто-то из тех, кого я читаю в метро, еще в июне заметил: "Лета не будет, будет что-то другое". О "другом" и напишу.

Я опять начала шить кукол. Просто помешалась на этом. Подписалась на всех известных мастеров по текстильке, пересмотрела кучу мастер-классов, не раз всплакнула из-за отсутствия швейной машинки и хорошей фотокамеры, и в итоге сделала-таки двух вполне симпатичных девочек. Сейчас работаю над третьей, параллельно пытаюсь довести до идеала выкройку и внести в образ какие-то свои, узнаваемые детали. Процесс чертовски захватывает, учиться здесь можно бесконечно.



С поездками и путешествиями сразу не задалось. Съездила к маме, окончательно разочаровалась в человеке, которого долгое время считала своим другом, и очень быстро вернулась в Москву. А вернувшись, поняла, что вообще не хочу никуда уезжать, совсем никуда. Ношу город как броню, переживаю за него как за любимого человека, взахлёб ругаю столичную мэрию и утешаю себя тем, что чиновники приходят и уходят, а Москва остаётся. Всегда оставалась. И будет.

Наконец-то сводила Полинку в "Булгаковский дом", провела по некоторым местам из "Мастера и Маргариты", на Патриаршьих почитали вслух, заглянули в садик у романного Варьете, прошлись по следам Ивана Бездомного до Старого Арбата, в общем, ходить нам ещё и ходить. География романа этим не ограничивается.



И раз уж речь зашла о книгах. Почти ничего не читала. То есть нового — ничего. Всё лето мучилась с "Краткой историей семи убийств" Марлона Джеймса, практически возненавидела клятую Ямайку со всей её гангста-братией 70-х, однако Букера, который в 2017 году отдал Джеймсу первую премию, прекрасно понимаю. Как точно заметил Алексей Поляринов, благодаря Джеймсу Ямайка попала на литературную карту мира и никуда уже с неё не денется. Другое дело, что желание и дальше идеализировать страну солнца и света у читателей "Краткой истории..." отшибет раз и навсегда. Оно, в принципе, и так понятно, речь-то идёт всё-таки о стране Третьего мира, и Марлон, отказавшийся рисовать ее теплыми красками, безусловно прав. Просто на выходе получилась слишком мрачная картина, бессмысленно жестокая, злая и, главное, совсем не располагающая к сочувствию. Это как в старой песенке Шнура — никого не жалко, никого, ни тебя, ни меня, ни его. Из 75 разных персонажей сопереживать не получается никому. Честно, читаешь и ждёшь, когда уже им всем прострелят голову, перережут горло, живьём зароют в землю, сожгут, отравят, размажут в общем тем или другим способом. Потому что люди, которые всеми силами пытаются уничтожить друг друга, убить единственного человека, сделавшего что-то хорошее, втоптать в грязь свою родину, а потом перебраться в другое место и повторить всё то же, что и на Ямайке... как к ним вообще относится? Скорпионов в банке, вот кого они мне напоминают.

Из новых книжек была ещё очень крутая "Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау" Джуно Диаса, и тоже об экзотической стране — Доминиканской Республике. Тоже о мрачных и темных временах, о не особо благополучных районах, о кровавой диктатуре и жестком политическом терроре... но. Герои там чудесные. А общая атмосфера чем-то напоминает далекий Советский Союз, так что всё, что у них происходит, понятно и даже в чем-то знакомо. Наш народ тоже переживал нечто подобное. А ещё в романе Диаса чудесная культурная подложка. Комиксы, фильмы, сериалы, Доктор Кто и джедаи. Раздолье для фаната, в общем.

Распиаренная Элена Ферранте с "Моей гениальной подругой" в целом понравилась, но особо не зацепила. Продолжений читать пока не хочется. Там всё просто с виду — бедный квартал Неаполя, этакая советская Одесса почти, с бельём на веревках, запахом жареного лука из окон, жарким полуденным солнцем, измотанными тяжёлым физическим трудом женщинами, босоногими детишками с перепачканными ягодным соком ртами и заусеницами на грязных пальцах, две девочки-подружки Лену и Лила. Девчачья дружба-соперничество, с перекосами и передёргиваниями, болезненная, вымученная и выматывающая обеих. Чем-то напоминающая отношения между героинями "Завидного чувства Веры Стениной" Матвеевой. Ну и пишет Феррантэ хорошо, местами текст становится почти прозрачным, местами наоборот слишком густым, горячим, но и там и там чувствуется настоящая литература. Просто мне, видимо, не ко времени пришлось.

Еще был жестокий детектив Лихэйна "Прощай, детка, прощай" и парочка подростковых книжек, среди которых вполне хорошая "Скажи волкам, что я дома" Кэрол Брант. О взрослении двух сестер, у которых дядя умер от СПИДа в то время, когда и сам СПИД, и всё с ним связанное было опутано густой паутиной слухов, страхов и предрассудков. С дядей у каждой из сестер связана своя история и своя боль и разбираться с этими историями и болью им приходится уже после того, как дядя уходит из жизни. История красивая, грустная и одновременно серьёзная. На последних страницах я даже разревелась в метро.

Ну а в остальном этим летом книги не читались, а перечитывались. "Игра Эндера", "Порою нестерпимо хочется", "Тёмная башня" и "Калейдоскоп". Наверное, это хорошо.



Ну и конечно, это было лето больших фанатских потрясений. Смена Доктора, которую я еле пережила, гибель Визериона, отвратительная экранизация ТБ, поражение Мирона в баттле с Гнойным. Сам баттл, впрочем, был лучшим из всех, что я видела. Мало того, что порадовал мою шипперскую душонку, так ещё и оказался переполненным смыслами и подтекстами, в которых я по сей день до конца не разобралась. Ну и Слава — на самом деле хороший. Славино интервью с Дудём, кстати, считаю самым провальным интервью Дудя. В кои-то веки ему не удалось ни разговорить, ни понять своего персонажа (уверена, что всё, что Слава делал - это такая своего рода акция протеста, заранее выбранная и до конца выдержанная линия поведения, точнее отрицания всего). Местами Юру даже жалко было.



А ещё это было лето приятных и трогательных встреч. Увиделась с братом, погуляла по Москве с одногруппницей, в Шереметьево напилась пива с коллегой по СИА-Пресс, посидела в компании своих самых любимых институтских Учителей (только с большой буквы, да). Правда, про...ла встречу с Илюхой, ну да ладно, Питер не Сургут, почти рядом. И научилась носить самую удобную на свете обувь — кеды и кроссовки. Да, да, я странная и раньше их избегала, зато теперь не пойму, как можно ходить в чём-то другом. Любимый город учит выбирать простое и удобное, иначе какие там долгие прогулки, загнешься же на каблучках.

В общем, хорошо всё было так. И хорошо, что прошло. Впереди сентябрь, разноцветные парки, шорох и хруст под ногами, время спелых яблок и густого варенья. Лето, прощай! Осень, здравствуй!